pechkin: (Default)
Нет! - сказал я, вставая. - Я тоже в делании. Несомненно, в делании. Я делаю себя. Сейчас я делаю работу в белом. Кстати, а что для меня белое? Белые розы в саду белого дома, белое тело жены, золотистые кудри детей. Этот золотой обозначает белый, как я только что читал у Пастуро, что и коричневый, и бурый, и синий обозначали черный в раннем средневековье.
Первый этап ведь - нигредо, работа в черном, символ которой - ворон, ага. Заканчивается разложением исходного продукта в черную однородную массу, гумус, потенцию, в которой сокрыто зерно завтрашнего. А теперь эту материю надо отчистить, отмыть - impuritatis ablutio. Осознаю себя, свои прежде скрытые части, очищаю их от мрака, отмываю. Потом - вся эта система собирается вместе и начинает работать.
А если по Юнгу, то альбедо - это воссоединение с анимой, с женщиной, которая я.
Так я спустился к почтовому ящику и вытащил из него очередной номер "עיניים". А через некоторое время решил посмотреть - о чем номер-то? 

"לבן".
("Эйнаим", "Глаза" - детский научно-популярный журнал, который Эрик выписывает. Выходит ежемесячно, каждый номер посвящен чему-то. "Осень", "Страх", "Железо", "Мусор", "Желания"... Тема этого номера - "Белый цвет".)
pechkin: (Default)
Поговорку "это, кстати, правда" следует сделать тагом. К этому тагу в будущем сведутся все посты, потому что остальные таги по разным причинам перестали писаться. А это вот - то, чем мир не перестает удивлять - все еще хочется записывать, хотя, конечно, записные книжки разных крупных писателей все равно не переплюнуть. Довлатова, к примеру, или Ильфа и Петрова - из наверняка известных людям моего образовательного ценза.

Так вот, по холмам, полям и лугам местности, которую я про себя называю израильской Украиной, той, что между горами на востоке и городами на западе, Первым шоссе на севере и 35-м на юге, вьется дорога номер 44. Едучи по ней сегодня, невесть в каком месте, но точно еще к западу от перекрестка с Тройкой, там, где она по обе стороны обсажена эвкалиптами (кипарисами?), и то с одной стороны, то с другой на нее с проселочных грунтовок выезжают трактора, запряженные в телеги с сеном и ящиками под иную сельхозпродукцию, на одном из эвкалиптов (кипарисе?) вдруг разглядел я и смог прочитать проносящуюся мимо красными буквами по белому картону табличку: "READ POETRY". Был ли на ней восклицательный знак - не помню, а врать не буду, потому что это, кстати, правда. Может быть, стрелка была - горизонтальная, в сторону. Эта табличка по северной стороне дороге, и видна, если ехать на восток. Поезжайте, проверьте - как Яблоньский писал, а Турнау пел:

Mówili mi: pojedź.
Pojedź i zobacz.
Musisz tam pojechać i zobaczyć.

Кстати, к слову, о Турнау. Клип увидел новый.

pechkin: (Default)
 Единородцы.
pechkin: (Default)
К вопросу, может ли Бог создать камень, который не сможет поднять.

В сегодняшнем сне по какой-то надобности разгадывал я с кем-то ребусы. Зашифрованы были названия городов, кажется, российских только. Два я разгадал и потому забыл, а вот третий разгадывал весь остаток ночи и, проснувшись, еще помню. Было там нарисовано какое-то дерево, потом, кажется, олень - ксерокс был дурного качества; потом написано слово "бай" - видимо, изобразить его точно художник не придумал, как; под ним рыцарский доспех и еще что-то мелкое и уж совсем неразборчивое. Мне кажется, для разгадывания ребуса хватит и того, что можно разобрать - по крайней мере, во сне казалось. То, что это "латы", я догадался, уже почти проснувшись.

Но даже и бог с ним, с городом, в ребусе зашифрованным: как интересно, что, оказывается, мозг мой во сне может придумать ребус, который сам же не может разгадать!

Позже подумалось: н-да, все это интересно только, если разгадка действительно существует.

UPD: может быть, это не олень, а лань.
pechkin: (псина)
Эта история - сущая правда, и я постараюсь, чтобы в ней не было ни грамма креатиффа. Единственно, что диалог я дословно уже вряд ли восстановлю; но постараюсь.

Лет десять назад я учился на младшего инженера-программиста в Национальной Школе Младших Инженеров при Технионе. Группа наша делилась на трети: треть русскоязычная, треть арабоязычная и треть ивритоязычная. Всего по дюжине человек примерно. В русскоязычной трети был такой мальчик Вова, фамилии не упомню. Простая еврейская фамилия. Родом - ну, рождением - он был с Камчатки. Росту он был высокого, сложением значительно крупнее меня; науки давались ему неровно, но терпение и труд все перетрут. В конце концов, насколько я знаю, он пристроился при МаТа"Ве, хайфской компании кабельного телевидения - сначала техником, а потом пошел в гору. Жил он в Гиват-Нешере, еще дальше, чем я, и в Школу не ходил пешком, а ездил на машине. Кажется, с ним жила еще какая-то ученица нашей группы; во всяком случае, мы как-то готовились к экзамену у него, и собралось там четверо не то пятеро студентов в маленькой амидаровской двуспаленке; а родителей никаких на горизонте не наблюдалось.

Однажды, кажется, уже в начале второго курса, он подошел ко мне на перемене и спросил:

- Скажи пожалуйста. А ведь ты слышишь музыку?

- Конечно, - ответил я, еще продолжая думать, что именно Вова имел в виду.

- Я имею в виду - космическую музыку. Ну, из космоса. Слышишь?

- Бывает, - ответил я. И, подумав, добавил: - Да, бывает.

- Я тоже, - сказал Вова. - Тоже слышу.

- Ну, так это же здорово, - сказал я, не зная, что сказать по этому поводу.

- И, ты знаешь... - продолжал Вова, - в последнее время все больше гармошку...

Тут, видимо, начался урок, потому что если бы у этого разговора было после этих слов какое-то продолжение, я бы уж непременно его запомнил.

А еще у нас учился другой Вова, симпатичный тоже крупный, но резко помоложе, парнюга из Бишкека. Он поехал на летние каникулы в Киргизию, и его там замели в армию, осенью он не вернулся. Дай ему Бог удачи.
pechkin: (Default)
Работа переводчика - это голимый трип. Начав выяснять какое-то слово, никогда не знаешь, чем и кем это кончится. Вчера ночью вот куда выбросило: [profile] ambrose_s. Зафрендил.
pechkin: (Default)
Поискав - и не найдя - на Вохе опции частного тага, я понял, в чем разница. ЖЖ все-таки был средством организации ментального пространства. В нем было множество полезных и интересных инструментов. По крайней мере, я познакомился с ними в ЖЖ, и мне было интересно.

А Вох годится только для блоггинга. Разница, как между мп3плэером и транзистором: оба издают звук, но в первом возможностей гораздо больше, и способов использования больше, и применимость, соответственно. Вох годится только для блоггинга. Это, всего лишь еще один из тех насосов, качающих из поголовьев аффтара контент, которые понастроили на Земле жители Туманности Ферфлюхеля-Амгау, чтобы качать контент и креатифф практически по цене памяти. А памятью эти силикорганические сволочи испражняются, и ее тоже надо куда-то вывозить, так вот вам и объяснение общих тенденций в нашем компьютерном мире. А вы говорите, виста, виста. Это их гениальная программа: память сюда, а контент, на нее забиваемый нами - туда. И они там из него делают удобрения или, там, стройматериалы, смотря по сорту.

Но туда удобно выкладывать музыку, зараза. Я, собственно, и задумался - где ж они ее там хранят, это ж какие количества памяти должны быть, это же надо их просто грузить на старые танкеры и топить в Тихом океане, иначе нигде же это не поместится: сто мильенов блоггеров запостят по 25 мегов музыки! ребята, 100101010000001011111001000000000000000000 в бинарке, столько информации вообще может ли появиться в мире, чтобы мир не продавить собой? я в термодинамике не силен.

Значит, начал подозревать, с памятью там у них что-то непонятное.

Ну, и постепенно все понял. Зараза.
pechkin: (Default)

Как трудно жить. И, видимо, особенно трудно жить в России. Должно быть, из-за того, что слишком хорошо знаком язык. Или, может быть, из-за того, что он кажется знакомым, этот язык, а выражаются на нем уже совсем другие, незнакомые, даже принципиально непостижимые, может быть, вещи. Не помню, что там современная наука говорит насчет принципиально непостижимых вещей, но субъективно я их наблюдаю, факт.

Заходишь на multitran.ru и читаешь: "Бог любит тебя. Хочешь узнать, почему?"

Идешь по ссылке, несмотря на два предупреждения, заложенных в название сайта: GodLovesRussia.com. И видишь там такую, к примеру, картинку:

С подписью:

"Этот рисунок показывает, что Бог свят, а человек грешен."

Ребята, найдите мне что-нибудь подобное из другой религии, на другом языке, иначе в моем мироздании перекос, угрожающий все завалить.

pechkin: (Default)
Посудку домываю, слушаю в наушниках нганасан. Удивительные вещи.

"Бывший охотник на северных оленей Короре Хетентьевич Кокоре поёт песню, которая называется «Разноцветная стрела». В песне идёт речь о том, что мужчина едет на санях, которые тянут олени. Он видит озеро и железный чум на его берегу. На замёрзшем озере танцуют люди. Мужчина слезает с саней и подходит к танцующим, навстречу ему выходит невысокого роста человек с короной на голове. Он говорит: «Раз ты приехал сюда, ты должен нас спасти. Сейчас здесь находится парень из медной семьи – самый младший из них, он пришёл, чтобы убить нас. Мы рассчитываем на тебя»."

"Последним настоящим шаманом нганасанов считается Тубиаку Костёркин, который умер в 1989м в возрасте 68 лет. Его брат Борис и его племянник Делсюмяку исполнили шаманский ритуал для французских этнографов. Борис и Делсюмяку шаманами не считаются, хотя отношение к ним неоднозначное. Они - последние наследники рода великих шаманов, они прекрасно знают ритуалы. Им самим не очень ясно, шаманы ли они или нет. Борису Костёркину в момент записи было 70 лет. Камлание посвящено вызову духа медведя. Шаман поясняет: «Мех медведя – это друг шамана, это его дух. Он помогает построить дорогу. Колотушка барабана – это язык шамана. Я бросил колотушку вверх и она упала в сторону. Это хорошо. Всё, что шаман говорит во время камлания, приходит к нему из его затылка. В моём затылке есть дырка, сквозь которую я слышу всё то, что я затем передаю другим»."

А последнюю вещь поет тетенька, по голосу еще не совсем старая. Поет, поет, и вдруг слышно, что начинает плакать, и заканчивает "абау, куниннэемун... абау, куниннэемун... мама, где ты?.." Так в ушах и стоит, а переслушать невозможно.

А поглядев на каталоги Buda Records, понимаешь, что Европа и впрямь маленький, тесный, скучный и непомерно много о себе понимающий угол мира.
pechkin: (Default)
http://okante.narod.ru/D/

Как все-таки мелко плавали мы со своими трактатами о Ленине и о хоббитах-норкоманах...

И как приятно сознавать, что и настоящие титаны тоже попадаются в мире.
pechkin: (Default)
А еще было такое: что сказка о трех поросятах - это на самом деле глубокая религиозная притча. Фаворов говорил что-то про лествичный канон, но я свободно мог все перепутать. Поросенок, строящий дом из соломы - это Вавилон, где кирпичи из соломы с глиной - а может, Египет? который из прутьев - это Ветхий завет, там намек на праздник кущей, что ли, ну, а с камнем все гораздо проще - это тот самый камень, на котором Церковь воззиждется, сказано же про него.
pechkin: (Default)
"Нет, это, конечно, верно, что музыка должна учить, воспитывать и всячески прививать культуру. Я был бы последним человеком на свете, кто стал бы с этим спорить. Мне вот что непонятно: каким образом в первой части "ConstruKCtion of Light" Кинг Кримсон учит своего слушателя тому, что оторачивать джинсы фиолетовым бархатом неприлично и несимпатично? И зачем они это делают?"
pechkin: (дерево)
"...we missed one Lewis Leger, who was the Commodore's cook, and as he was a Frenchman, and suspected to be a Papist, it was by some imagined that he had deserted with a view of betraying all that he knew to the enemy; but this appeared by the event to be an ill-grounded surmise, for it was afterwards known that he had been taken by some Indians, who carried him prisoner to Acapulco, whence he was transferred to Mexico and then to Vera Cruz, where he was shipped on board a vessel bound to Old Spain; and the vessel being obliged by some accident to put into Lisbon, Leger escaped on shore, and was by the British consul sent thence to England, where he brought the first authentic account of the safety of the Commodore, and of what he had done in the South Seas. The relation he gave of his own seizure was that he had rambled into the woods at some distance from the barricade, where he had first attempted to pass, but had been stopped and threatened to be punished; that his principal view was to get a quantity of limes for his master's store, and that in this occupation he was surprised unawares by four Indians, who stripped him naked and carried him in that condition to Acapulco, exposed to the scorching heat of the sun, which at that time of the year shone with its greatest violence. And afterwards at Mexico his treatment in prison was sufficiently severe, and the whole course of his captivity was a continued instance of the hatred which the Spaniards bear to all those who endeavour to disturb them in the peaceable possession of the coasts of the South Seas. Indeed, Leger's fortune was, upon the whole, extremely singular, for after the hazards he had run in the Commodore's squadron, and the severities he had suffered in his long confinement amongst the enemy, a more fatal disaster attended him on his return to England; for though, when he arrived in London, some of Mr. Anson's friends interested themselves in relieving him from the poverty to which his captivity had reduced him, yet he did not long enjoy the benefit of their humanity, for he was killed in an insignificant night brawl, the cause of which could scarcely be discovered."

Anson's Voyage, Ch. xxiv.
pechkin: (Default)
Либо это весомое и довольно грубое, хотя и незримое, свидетельство существования дырок, либо даже я и не знаю, как это понимать.

26-го апреля прибежал на платформу станции Тель-Авив-Центральная. Как обычно, на среднюю платформу. С правой стороны, с третьего пути, все, как всегда. Прикинул, что есть еще в запасе 10 минут, мог бы, наверно, успеть заскочить в какую-нибудь лавочку возле работы, купить, скажем, цветочков себе на день рожденья или, там, еще чего-нибудь, да, подумал, ладно уж, чего там, лучше постою просто, подумаю, газетку вот бесплатную, для хозяйственных надобностей иногда беру, почитаю. Стою, читаю. Чего-то поезда нет и нет. На табло какие-то посторонние поезда -- да вот они и подъезжают, большие, красные, двухэтажные, и уезжают во всякие свояси, в Аэропорт, на юг, в Беэр-Шеву, в Реховот, в Ашдод, в Ришон даже -- а моего маленького синенького, что идет в вечерние горы по полям просторным, все нет и нет. И уже, в общем, минут пятнадцать как его нет, и не объявляют ничего -- ну, мало ли, что-то случилось, задерживается поезд, мы бы поняли, но ничего не объявляют, и на табло ничего не пишут, ни по третьему пути, ни по четвертому. И газета какая-то гадостная, и читать ее на иврите ломает, и трубка горчит. И народ стоит тоже какой-то потерянный -- правда, не увидел я в нем своих привычных попутчиков, какой-то незнакомый в основном народ стоял. Но стоял и тоже ни фига не понимал.

В общем, в какой-то момент лопнуло мое терпение. Иду в справочное, чтобы билет отметить, как неиспользованный. Что, говорю, случилось там у вас с поездом на Иерусалим, 18:34 должен был отправиться? Дак что, говорят, ушел вовремя. Как вовремя? не было ж его! Да как же не было, когда был, отвечает мне девица из-за стекла и начинает рубашку свою белую расстегивать. А под ней у нее черная блузка с кружавчиками. Да как же был, когда не было! -- не сдаюсь я. Там на платформе с полсотни человек его до сих пор ждут. Ладно, я один, может быть, на работе перенапрягся, но все-то полсотни не могут же свихнуться разом! А вот так, говорит, ничего не знаю, поезд вовремя пришел и вовремя ушел, и вот товарищ на нем приехал -- а товарищ стоит в углу у нее там за стеклом, толстый такой, мордатый и ухмыляется нагло.

Тут тетка одна еще с платформы подошла. Я, говорит, с шести часов стою, каждый день езжу, что вы мне тут баки заколачиваете? Где поезд? Девица гнет свое: был поезд, вовремя пришел, вовремя ушел, не знаю, где вы там его ждали себе. А я стою у окошка и молча на нее смотрю. Ведь действительно, думаю, странно -- не объявляли ничего. Ну, ладно, думаю, отменили поезд разово, написали объявление, повесили его где-нибудь в подвале, в заколоченной камере хранения, в шкафу с табличкой "осторожно, леопард!" -- ну, так бы и сказали, мы ж свои, мы ж все поймем, но зачем же людей-то вот так с рассудку двигать?

В общем, билет я себе отметил как неиспользованный, без проблем, и пошел и сел на автобус. И вот теперь в нем еду. В окошко смотрю. Потому что если вперед смотреть, то там у водителя касса, и на ней зелеными буквами высвечено: תהליך לא אפשרי, "невозможный процесс". Или "процесс невозможен".

Вот тебе, думаю, и ёксель-моксель...

А потом еще и продолжение было. Приезжаю в город, звонит жена: "Мы тут тебя с Эриком ждем на вокзале, а ты где?" Я говорю, так и так, поезд пропал у меня. Никуда, говорит, он не пропал, вот он на станцию втягивается. Ну, ладно, говорит, сейчас подъедем за тобой на автовокзал...

Подъехали, забрали меня. Проезжаем мимо станции -- вроде народ какой-то стоит на моей тоскливой остановке. Но мало ли, чего он стоит, может, он пешком пришел. Поезда я не видел. Не видел я поезда.
pechkin: (Default)
Программистское, страшное и смешное

О Шароне мне написать как-то нечего, а вот о работе -- есть чего, жаль, мало кто поймет.

Read more... )
pechkin: (Default)
Я знаю, почему меня с детства так привлекает программирование. Потому что это алхимия, а иногда и чистая магия. Благородное ремесло, в любом случае. И как там еще это называлось у Фулканелли? высокое искусство?

Следующий абзац нужно переписать языком сэра Томаса Брауна, по меньшей мере; в русском языке ему, должно быть, соответствует язык Ломоносова (?), но без специальных упражнений не рискну.

"Сие процедурие зачищать ленту махины Тюринга должно, после того, как оной махины пишечитательная головка с ленты все символы, нужные для образования символа более высокого порядка, собрала. Стеком исторически вот уже два месяца называется та часть ленты, что слева от головки; та, что справа, называется листом или инпутом. Процедурие получает в аргументах ссылки на стек и лист, а также хэш со списком использованных символов, в котором типу символа сопоставлены сам символ и индекс его на ленте -- положительный для листа и отрицательный для стека, каковой есть такой же лист, только рассматриваемый с конца."

И вот собственно алхимия:

sub clear_tape
{
    my ($stack, $list, $hash) = @_;

    map(splice(@{(($_ < 0)
		  ? $stack
		  : $list)}, $_, 1), 
	sort({abs($b) <=> abs($a)} 
	     grep(defined($_), 
		  map({$_->{index}} 
		      values(%$hash)))));
}


Может быть, все-таки я давно уже пишу на LISPе, сам того не подозревая?
pechkin: (Default)
Позвонил мужик. Я:
-- Але.
Он:
-- леЭйфо hгъати? (Куда я попал, блин)
Я:
-- леАн hткаванта? (А куда хотел)
Он:
-- Хашавти, зе бейт-соhар. (Я, блин, думал, это тюрьма)

Ваш вариант продолжения разговора?

К сожалению, я был слишком занят продумыванием очередного такта Рамачандры… между прочим, первого такта третьего куплета, «Она ушла… она не звонила уже три дня… четыре дня…» -- и не выдал ни одного из эффектных ответов, которые сразу появились у меня в голове после того, как я повесил трубку.

Потом позвонил телефон, я поднял трубку, услышал мужской голос и сказал "Мужик, так ведь вся жизнь тюрьма, ты не ошибся, выкладывай, чего там у тебя" -- и услышал Лиора: "Печкин? Ма нишма, эйх hакатан, эйх hаельда?"

July 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9 101112131415
16 171819 202122
23 24 2526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 12:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios