pechkin: (Default)
 Приснилось, что отец вернулся из командировки и дарит мне привезенные оттуда, ex oriente, книжки: "Даг Цаду-Шата" - о мифологической шумерской рыбе; еще что-то вавилонско-шумерское; и "Масонство в архитектуре" - на русском языке, с цветными иллюстрациями. Люблю своего отца!
pechkin: (Default)
 В последнем на сегодня сне на уроке астрономии учительница спросила, кто нам расскажет, что такое виртуальные созвездия. В классе нас было всего семь человек, и я обнаружил, что не только в голове, но и в портфеле никаких знаний нет, потому что я его забыл собрать на воскресенье, и в нем четверговые уроки. Учительница расстроилась, было стыдно ужасно и жалко ее.

В дневной реальности я бы по термину сообразил, что это такое, и на троечку бы ответил уж как-нибудь. А во сне вот не справился, и, видимо, толком не проснулся до сих пор.

Предыдущий сон был тоже на школьную тему, но с элементами эротики и совершенно нешкольных отношений и переживаний. Тут должен с удовлетворением сказать, что решил ситуацию не по-школьному, а по-взрослому; трудно было, но тупика не было.
pechkin: (Default)
 Из снов.

Будто наша старенькая русичка Рахиль Семеновна готовит нас к экзамену - выписывает на доске и проецирует на доску слайды с характеристиками главных героев какого-то позднесоветского детского произведения. Произведение толщиной с "Тихий Дон" Шолохова, да и другие какие-то сходства с ним имеет; героев много, некоторые из них дети, потому что произведение же детское, предназначенное для изучения в средних школах, одобренное Министерством Образования СССР, верное решениям XXIII Съезда КПСС; учительница так торопится, что даже я, со всей своей стеганографией, успеваю записать только первую строчку, как она уже меняет слайд. И я с ужасом понимаю, что вообще забыл, как сдавать экзамены по литературе - что там важно, что не важно, какую воду лить и где, что обязательно нужно отметить, что, наоборот, ни в коем случае не предъявлять. Забыл все, кроме ощущения глухой и беспросветной тоски, безжизненности и неизбежности. Отношу этот сон к категории "сны про игру по неизвестным правилам" поэтому, а не "сны про экзамены".

Во втором сне Кэроль таскает меня по Питеру - по тому его отражению, в котором есть кольцевая ветка метро и фиолетовая ветка на Севере города и оранжевая на Правом берегу, я там несколько раз уже бывал и заблуждался в этом метро. В пути она серьезно прорабатывает меня на тему гражданского долга, нравственности и небрежения божьим даром. Я еще раз напоминаю, что все это случилось в моем сне, и все совпадения с реальными людьми, городами, текстами и числами не поддаются моему контролю. Я с ней спорю, но дискуссия совершенно неконструктивна, и поэтому развивается исключительно в эмоциональном плане. В конце концов, говорить становится вообще не о чем, только плакать и жалеть, а этого никто не хочет и не может. Я ухожу куда-то в это метро, вылезаю на Арсенальной набережной и ухожу, куда глаза глядят.
pechkin: (Default)
 Нета проснулась с тихого часа со словами: "Мне приснился закат. Мне приснились СУМРАКИ. И ЕКА. Там были утята и цыплята..." Ребенок глубоко живет в мире произведений В.Сутеева.
pechkin: (Default)
Сегодня во сне Тигра проводила флэшмоб, каждый должен был написать в комменте, чего он сделал полезного за прошедшие дни. Подумал, что я мог бы написать туда, что наладил питание своего сервера и двух прицепленных к нему внешних дисков, а то раньше одному диску питания не хватало, и он вырубался на самом интересном месте - а теперь вот вроде нет. И что починил стулья, до сих пор считавшиеся неизлечимыми, но почему-то не выброшенные; а вот взял, применил мужской инстинкт, купил винтики, гаечки и железки, и клей столярный, и починил.

Но, конечно, писать ничего не стал, проснулся, не отметившись.
pechkin: (Default)
Проспал какую-то слоновую порцию времени, восемь с половиной часов, и под конец увидел сон про этого вашего Шерлока, Холмса. И доктора его. Я сам последнюю серию не смотрел, если только это не та последняя, в которой Холмс выясняет, что Мориарти это проекция его собственного подсознания, и убивает его в своих чертогах разума. Но тут во сне Шерлок-Камбербетч с Ватсоном-Фрименом стояли перед входом в бар, и Холмс говорил Ватсону (по-английски, но с субтитрами), что если что, то они либо уйдут отсюда тихо и мирно при помощи соседей - похоронного бюро - и их оружия, а если нет, то... Но тут в витринах появлялись военные английские моряки с барабанами и трубами и пели песню про то, что пора сойти на берег, вернуться домой, сынишка, должно быть, уже вырос

А Нетуся показывает мне одного за другим свои куколки, надевающиеся на пальчик: "Я черепашка, я большой черепашка. А я мышка, у меня зубЫ. Я иду за своими друзИ. А я хлон. Я хлоник с усками. Я холосый. Ой, у меня такой большой хобот. А я бабочка. Я большая баба. А я... ой, кто это я. Я лошадка. Я лось. Здравствуй, я лось."

и вот они там стоят, играют и поют, и понятно, что никакого действия не продолжится, пока они не допоют всё.

Я зайтик. Побегайтик. Моя мама зайчиха пошла в магазин, а моя папа пошла на работу.

Песня такая трогательная была, я даже расчувствовался.
pechkin: (Default)
В сегодняшнем сне мы репетировали. Репетировали мы ночью на игровой площадке какого-то детского садика. В неопределенной, но очень лунной местности. В большом, но игрушечном домике. Состав группы я точно назвать не смогу, но там была Кэти, и там был Сквозняк. И Вовка. И еще кто-то двое или трое. Скорее, двое. Темно было.

И по ходу репетиции родилась музыка, которую захотелось оформить, но было не во что. И тогда я сказал, что напишу под это текст. И даже, как это бывало иногда, почувствовал, что точно напишу, по крайней мере, до половины. И даже начали рождаться строчки. И даже начало мелькать, как фонари в окне едущего поезда, ощущение того, что это должно быть. Так реалистично я давно уже не спал.

Строчка в голове осталась только одна, про бешеный взгляд короля-выдры. И во втором куплете последняя строчка была "Вы, русские, что, всегда такие?" - это спрашивал какой-то персонаж из Нави у какого-то другого, из Яви.

Король-выдра притом ощущался не как взятый из Калугина, а как King Otter, что должно было восприниматься как искаженное имя какого-то реального короля, Оттона, что ли. Или из Толкиена кого-то.

Вот же Феничев-то каков, а. Сегодня же в качалке переслушать заново.
pechkin: (сумасшедший домик на вершине горы)
В сегодняшнем сне мы с Кэти и еще кем-то, кажется, из тутошних (тутейших?) сидели в маленькой и сильно раздолбанной двухкомнатной квартирке где-то между Народной и Новоселов, и то ли собирались репетировать, то ли нет. Тут позвонили какие-то люди и позвали играть у себя не то на дне рожденья, не то на каком-то еще корпоративе, обещали денег, и стали скидывать какое-то видео, вот, мол, посмотрите, что мы слушаем, если у вас есть чего-нибудь вот такого. Пока мы решали, ехать или не ехать, и если ехать, то с чем, мама стала закидывать смсками, что ей не нравится, что это не наш уровень и не надо метать бисер. Мы решаем не ехать, включаем какой-то старый московский рок-н-ролл, наверно, "Бригаду С", и вдруг начинаем плясать по квартире, а потом, кажется, подтягиваются музыканты и начинается любимый репетиционный процесс. Всю бы жизнь так провел.

Два момента: во-первых, что во сне я танцевал, для меня это гораздо необычнее, чем, скажем, летать. Все получалось и все нравилось. В дневной жизни мне не хватает мозгов обсчитывать каждое движение и не падать, а в интуиции у меня этого нет совсем. Думаю, что тут дело в какой-то ошибке дизайна, как вот на джиу-джитсу все, что надо было делать левой стороной тела, получалось само собой, а правую приходилось думать.

А во-вторых, это первый сон, в котором отца уже нет. Я набираю родительский номер, вижу, что написано "Vitaly Papa Shenderovich", и вспоминаю, что он не ответит, там только мама.

Должно быть, бардо закончилось.
pechkin: (сумасшедший домик на вершине горы)
Приснился страшный сон про искусственный интеллект в детских игрушках, что вот, ввели, соорудили какую-то тамагучу, которая сама подстраивается под вашего ребенка, изучает его, с ним как-то общается и взаимодействует, и реклама какая-то такая яркая и напористая, социальные сети, нейронные сети, лучший друг вашему ребенку, наставник и товарищ, и все такое, и без этого немыслимо, нерукопожатно жить, у всех одноклассников это есть, Мирка просит и требует, а я как-то не решаюсь. Как-то боюсь. Как-то нигде не рассказывается, что именно он там делает, о чем общается и как, чему учится и чему учит, и можно ли это как-то контролировать, влиять на это, и как. Просто вот доверьтесь нам, и все будет прекрасно, мы же вам обещаем. И проскальзывает то и дело, что если вам не нравится, мы вас изучим и найдем способ все равно к вам пробраться, сопротивление бесполезно. Это в вашем сраном двадцатом веке можно было выключить телевизор и думать, что ты сам по себе. Книжки эти ваши сраные читать - неподконтрольно, безо всякого учета и наблюдения, не регистрируя ни в каких базах данных, на какой странице сколько времени провел и о чем при этом подумал. Гуляли без GPS, никто не знал, где и сколько. Сидели, разговаривали, и нигде это не фиксировалось. Пульс-давление-анализ крови не отсылали регулярно в базу данных. Бардак, разврат, разброд и шатания. Теперь не то, теперь все учтено, все видно, кому надо. И мы из этого всего, что мы про вас и вашего ребенка теперь знаем, вам расскажем, что сочтем нужным, а остальное оставим себе. И совершенно точно, что ни один живой человек не будет знать, что им, статистическим алгоритмам, про нас известно, и зачем им это. Все, баста, карапузики, сингулярность наступила, вы теперь ничем не лучше ваших коров в автоматических коровниках - программа решает, чем вас кормить и когда доить, а программа никому не подконтрольна, ее ни один человечек не может в свой мозг вместить.

И вот Мирка требует, а мы думаем: может, это мы параноики, ретрограды и хиппи вонючие, кабельное телевидение отключили, мобильники детям ограничили и думают, что время стоит на месте...

Мрачный сон, короче.
pechkin: (сумасшедший домик на вершине горы)
Приснилось, что мы встретились с Браином. В месте, которое топологически было Гостиным двором на Садовой, вот тем, что напротив Никольского собора, а видом напоминало скорее улицу, что над Гиват-Рамом, на которой Музей науки. Встретившись после долгой разлуки, мы сели на скамейку, долго болтали, вспоминая тех, которые далече, и тех, которых уж нет. А потом Боря сказал: ну, давай, я тебе спину поправлю, что у тебя там. И стал править, но почему-то не спину, а скорее грудную клетку, все больше и больше напоминая непрямой массаж сердца. Потом он меня чем-то посыпал, каким-то бисером не то бусами, а потом вдруг со смехом шмякнул мне в лицо кремовый торт. Довольно вкусный, но не в таких же количествах и не в таком же виде.

Проснувшись, я точно понял, что это был погребальный обряд, но, умывшись, основания этого понимания уже утратил.
pechkin: (сумасшедший домик на вершине горы)
Сон был такой, что я сижу у мамы в Питере где-то, и мне надо вечером лететь в Израиль. Я хочу распечатать билет, чтобы сообразить, за сколько времени надо выезжать. Но тут начинается: не работает принтер, надо менять чернила, поменял, тогда раутер его не находит в сети, надо перегружать, сначала принтер, потом раутер, потом прописывать заново конфигурацию, потом устанавливать драйвер, потом отказывает браузер, его надо переустановить, но тут оказывается, что нет места на диске, его надо чистить; потом, кажется, ломается кресло, потом вышибает пробки по всей квартире... В итоге я все это чиню, параллельно, где возможно, последовательно, где нельзя иначе, и вложенно, где нужно, торжественно распечатываю билет и обнаруживаю, что самолет только что улетел.

Комментарии, мне кажется, излишни, но если вам кажется другое, то почему же нет.
pechkin: (сумасшедший домик на вершине горы)
Эрик видел сегодня сон; постараюсь пересказать его словами. Будто наш мир кончился, и начался другой, и там у многих людей разные способности, вот мы умели летать на таких надувных мизронах (матрац). И я там навигировал нашу команду лететь домой. Очень понравилось.
pechkin: (сумасшедший домик на вершине горы)
Наряду с альтернативным Питером снится мне теперь и альтернативный Тель-Авив. Он очень пустой, солнечный, наполненный запахами моря и старой осыпающейся штукатурки, старых нежилых домов; в нем изо всех щелей пробиваются ковыли и вот эта чудесная травка с желтыми и фиолетовыми цветочками, именно вот сейчас забыл название, но оно есть дома во французской книжке о дикой растительности Иерусалима. Подозреваю, что сны эти навеяны книжкой об истории Тель-Авива ("Легенды Тель-Авива", что ли?), которую мы с Фаворовым вытащили из народной библиотеки в Музее Природы в Эмеке-Рефаим. В этот альтернативный Тель-Авив приезжают Умка и Рома ВПР, и я их вожу и тусую там. Здесь еще интересно, что Рома ВПР для меня фигура совершенно культовая, я знаю только его песни, а с ним самим перемолвился лишь парой слов, вручая майку с иерусалимской бабочкой. А Умка для меня наоборот, что угодно только не культовая фигура, я на концерты ее прихожу к концу, чтобы всласть побеседовать и потусоваться, а песни ее мне совершенно ничего не говорят, за очень небольшим исключением. Поэтому в этом сне, с одной стороны, был человек совершенно незнакомый, а с другой совершенно знакомый, и подстраиваться под них было очень интересно.

Ну, и это красивый очень город, поэтичный очень, этот альтернативный Тель-Авив. Я бы фотки показал, но у меня там телефон был какая-то старая нокия без камеры. Впрочем, кто бывал в приморских провинциальных городках эпохи упадка, тот себе представит.
pechkin: (сумасшедший домик на вершине горы)
Укладываясь спать, Плюша вдруг заметила на стене свою тень от ночника и сказала, тыча пальчиком: "ЛЯЛЯ!"

Вот, оказывается, как это происходит. Ты замечаешь в зеркале хорошенькую маленькую девочку, ты знаешь, что эти объекты принадлежат к классу, обозначаемому словом ЛЯЛЯ. Потом ты замечаешь, что эта девочка повторяет твои движения. Потом ты начинаешь смутно подозревать, а постепенно наполняться уверенностью, что между этой лялей и тобой существует таинственная связь. Потом ты начинаешь называть себя ЛЯЛЯ.

А вот как это сменяется абстрактным дальше некуда понятием первого лица - это мне, надеюсь, предстоит пронаблюдать.

На некоторое время все птички стали называться словом КАŁ или КАW. А все пресмыкающиеся с лапами стали КАДИŁ или КАДИŁА. Это Плюша зашла к Эрику в сынарник и увидела там его любимого плюшевого крокодила, в обнимку с которым Эрик спит.

Эрик рассказал о сне, в котором он входит в свою комнату, а комната полна всеми-всеми его игрушками, и которые были в восемь лет, и которые были в пять, и которые в один годик. Он подходит к своему зеркалу - к зеркальной двери углового шкафа - и видит там себя маленьким. А потом оживают все, кто были живы тогда, дедушка Илюша и все остальные, и они говорят с ним... и дальше он не может рассказывать, потому что плачет. Ревет мой лосенок, катятся слезки по его угреватым щекам. Расспрошу завтра, когда успокоится.

Потому что хочу спросить, был ли там Эльф Боря, и что они все ему говорили. Шлеёва, я почему-то уверен, что была там, хотя он ее не видел.

Я, наверно, не рассказывал, но у нас в семье каждый ребенок появлялся после того, как кто-то уходил. Так у нас. Анюшка - за своего отца, Эрик - за Шлеёву Машеньку, Мируська - за дедушку Илюшу, Плюша за дедушку Фиму. Старшие дети это знают. Как мы с этим живем? Ну, вот так живем.

Так что, в этом году настоящий Самайн был у Эрика, а я... я отпишусь более закрыто, наверно.
pechkin: (сумасшедший домик на вершине горы)
Приснилось, что я с детьми хожу по еловому бору. А в бору такая тишина, что я говорю детям: слышно, как муха на дерево села. И правда - слышно.

А говорят, что сон - это искаженное отражение реальности. А в реальности у нас по селу деревне носится какой-то придурок на багги без глушителя, поймаю - оторву, лают собаки и воют шакалы, в три часа ночи проносится ночной автобус для загулявших, и от него просыпаются скворцы и начинают скворчать с нескворечной силой.

Ну, жаркая ночь, бывает.

А во сне было слышно, как муха. Правда-правда.
pechkin: (сумасшедший домик на вершине горы)
Психоаналитики, запасайтесь попкорном. Или салфетками, что там у вас принято, не знаю.

В ночь на день выборов мне приснился сон - причем черно-белый - что, поскольку Путина найти не могут, президентом Российской Федерации решено сделать меня. Во сне я понимаю, что времени у меня очень мало, но сделать можно очень многое, надо только решить, что важно, а что менее. Непростые размышления занимали меня весь этот сон. Надо было каким-то хитрым образом сделать так, чтобы, уже после того, как меня сместят в результате переворота, на что я отводил несколько часов, уже нельзя было бы отменить и открутить назад то, что я напринимаю сейчас. Придумать, как это сделать, мне удалось, но рассказывать об этом подробно я не буду.

Помню только, что Крым я приказал сделать автономией в составе РФ с особыми гарантиями прав крымских татар; а, проснувшись, понял, что забыл добавить еще караимов.

Потом был день выборов, и, говоря коротко, меня не выбрали.
pechkin: (сумасшедший домик на вершине горы)
Прочитал вчера вот это, а ночью приснился сон, в котором неизвестные долго-долго пели мне что-то вроде "Прорицаний Вёльвы", из которых, в частности, запомнилось, что коней всадников Апокалипсиса зовут Любовь, Комсомол и Весна.

Вероятно, из-за того, что читаю сейчас интереснейшую грамматику древнеанглийского языка (стащил где-то в интернете) - с постоянным "Так вот оно что!" на языке; раскрываются загадки, терзавшие меня еще со школы. Хорошо же быть темным и необразованным, какие просторы вокруг.

Проснуться пришлось рано, так узнал, какое в наших краях бывает утро. Вот такое:

IMG_20150205_061820[1] IMG_20150205_061850[1] IMG_20150205_063355[1] IMG_20150205_064345[1]
pechkin: (сумасшедший домик на вершине горы)
Сегодня снились вещи на "М". Москва, московское метро, Мируська, мавзолей и муравьед. Муравьед назывался гигантский черный (сейчас проверю, есть ли такой в этой реальности), и он был крайне важен, на нем все держалось - и Москва, и метро.
pechkin: (сумасшедший домик на вершине горы)
Сегодня во сне в какой-то очень зачумичканной квартире, явно моей, с толпой каких-то студентов сдавал экзамен по математике. Всех вопросов не помню, один был интересный - надо было при помощи циркуля и линейки из пиццы вырезать секторы каких-то странных размеров, 24 градуса, 1 градус, 16 градусов - что-то странное. Когда уже вдруг появилось неожиданно решение, обнаружил, что экзамен свой я безнадежно потерял на заваленных бумагами письменном столе (это был мой стол-шкаф "Василек", из детства), кровати и обеденном столе. Расстроился, а решение еще некоторое время помнил, пока умывался.
pechkin: (сумасшедший домик на вершине горы)
Приснилось, что всему человечеству жить осталось два с небольшим дня. Это известно достоверно, точно, сделать ничего нельзя, есть вот эти два с небольшим дня, и все. Человечество прекратится полностью. Планета, кажется, останется.

В основном, я занят делами семейными - детьми, родителями, отдачей долгов (в чем смысла уже нет, но значение есть). Пересказывать тут, мне кажется, нечего, ничего необыкновенного, каждый сам себе может представить. Любопытный момент был, когда я посреди всего этого улучаю момент заглянуть в новости и вижу, что ООН срочно утверждает всемирный совет по поводу вот этого внезапного неотвратимого конца человечества, и что Россия официально требует ввести в этот совет 2453 (цифра запомнилась) своих делегата, потому что меньшее число является оскорблением ее величия и откровенным посягательством на ее интересы. И с комментарием, что самые влиятельные лица в тамошней политике стремятся в этот совет попасть. Чтобы не упустить возможностей.

Помню еще, что, по инерции, принялся искать в списке количество израильских делегатов, нашел одного, но тут хохот ситуации разобрал меня вконец, и я проснулся.

Впереди были прекрасные во всех отношениях выходные.

July 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9 101112131415
16 171819 202122
23 24 2526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 12:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios